pig1

Стресс-синдромы у свиней: PSS и MHS

Кто бы мог подумать, что свиньи относятся к числу самых понятливых животных? Тем не менее, во время исследований способности животных к обучению свиньи намного опережали собак. Ещё в начале ХХ века знаменитый дрессировщик Владимир Дуров восхищался их наблюдательностью и сообразительностью. И он же одним из первых заметил низкую стрессоустойчивость свиньи. «Безусловно, самое нервное животное — свинья», — не раз говаривал артист. Что поделаешь, такова расплата за тонкую нервную организацию.

Технология содержания свиней в крупных промышленных комплексах весьма отдалённо напоминает естественные условия обитания животных. Скученность, замкнутое пространство, шум, однообразие и рутина потихоньку подтачивают психику свиньи. А если учесть, что большинство плановых зоотехнических и ветеринарных мероприятий являются источниками сильнейшего стресса, то легко представить себе, какова ежедневная нагрузка на нервную систему свиньи.

Впрочем, с точки зрения физиологии, стресс – это естественная реакция организма на раздражитель, мобилизирующая его защитно-приспособительные механизмы. В норме здоровое животное успешно преодолевает стресс и адаптируется к новым условиям существования. Но с середины прошлого века свиноводы стали замечать, что всё больше и больше свиней неадекватно реагируют на стрессы. Воздействие самого незначительного раздражителя незамедлительно отражалось на их росте, развитии, продуктивности и воспроизводительных качествах.

В конце концов стрессы свиней превратились в проблему современного свиноводства. Ещё бы – они сводят на нет все попытки свиноводов увеличить рентабельность производства свинины. Под влиянием стресса у свиней снижается масса тела, ухудшается отплата корма и увеличиваются затраты кормов на единицу привеса. Свиноматки теряют способность приходить в охоту либо производят нежизнеспособный приплод. Широко известна патология ММА (метрит-мастит-агалактия), в основе которой лежит расстройство функции гипофиза, щитовидной железы и яичников под дествием стресса. У хряков снижается качество спермы. Стресс отрицательно сказывается на резистентости организма. Стрессированные животные чаще болеют внутренними незаразными болезнями. Чаще всего у них обнаруживаются заболевания пищеварительной системы – гастриты, энтeриты, колиты, язвенный синдром. Кроме того, стрессочувствительные свиньи более восприимчивы к инфекциям и предъявляют повышенные требования к содержанию и кормлению. Банальная замена корма может вызвать у них обострённую реакцию. К тому же у некоторых свиней появляются трудности в поведении: извращается половой инстинкт, появляется склонность к каннибализму. Кроме того, участились случаи гибели свиней от стрессов. Очень часто это случается при перевозке. На сегодняшний день считается нормой потеря 2-5% голов свиней во время транспортировки. Чаще всего причиной гибели животных оказывалось истощение внутренних резервов организма под воздействием стресса. Сперва у свиньи резко повышается температура, дыхание учащается и становится поверхностным. Животное дрожит мелкой дрожью и покрывается испариной, его кожа приобретает красноватый цвет от прилива крови. Затем свинья падает и замирает в неподвижном состоянии. В скором времени животное погибает от острой сердечной недостаточности.

В современном свиноводстве комплекс явлений, сопровождающих реакцию восприимчивых свиней на стресс, получил название стресс-синдрома, или синдрома плохой адаптации. Кроме того, в зарубежной и отечественной практике часто используется термин «PSS» — от англ. porcine stress syndrome. Нельзя считать, что стресс-синдром является каким-то заболеванием. Это конституциональная характеристика, которая влечёт за собой повышенную стрессочувствительность свиней. Характерные особенности свиней, подверженных PSS-синдрому – повышенная возбудимость, склонность к истерии, вегетативные нарушения, гормональные расстройства, слабость конечностей, уменьшение размеров сердца и некоторые изменения в сердечно-сосудистой системе. Вегето-сосудистые расстройства, в свою очередь, ведут к нарушению теплообмена, из-за чего стрессочувствительные свиньи постоянно страдают от перегрева, что приводит к злокачественной гипертермии, или MHS — синдрому (от англ.Malignant Hypertermia Syndrome – синдром злокачественной гипертермии). При этом температура тела животного может повыситься до 41оС. Очень часто сердечно-сосудистая система свиньи не выдерживает такой нагрузки, и животное погибает от острой сердечной недостаточности. Но даже если успеть заколоть такую свинью, то мясо, скорей всего, окажется низкокачественным. При MНS-синдроме ещё при жизни свиньи начинается распад белков мышечной ткани, что приводит к низкой питательной ценности и плохой сохранности мяса.

Но главное, что должно волновать свиновода – это повышенная скорость распада гликогена в мышечной ткани у свиней, поражённых PSS- или MНS-синдромом, так как интенсивность обменных процессов в мышцах определяет качество свинины. Быстрое истощение запасов гликогена при PSS-синдроме вызвано повышенным расходом кортикостероидов (адреналина, деоксикортикостерона и АКТГ) при хроническом стрессе. Кортикостероиды регулируют работу натрий-калиевого насоса в мышцах. При их недостатке ионы натрия и калия выходят в плазму и активизируют деятельность ферментов, катализирующих распад гликогена и гликолиз. Как известно, основным продуктом гликолиза является молочная кислота, поэтому мясо животных с PSS-синдромом приобретает кислый привкус. Жировые включения такого мяса также быстро окисляются, в результате чего свинина может ещё и прогоркнуть. Вдобавок молочная кислота очень хорошо накапливает воду, из-за чего свинина становится рыхлой, водянистой и мажущейся на ощупь. К тому же в кислой среде повышается свёртываемость белков. Особенно быстро распадаются белковые компоненты красномышечного пигмента, из-за чего мясо кажется бледным, палевым. Учитывая характерные признаки мяса, полученного от стрессированных животных, американские свиноводы ввели в обиход понятие PSE-свинины (от англ.pale, soft,exudative — бледное, рыхлое и водянистое мясо). Помимо неудовлетворительных органолептических показателей, PSE-свинина печально известна низкой сохранностью и плохими технологическими качествами. Она непригодна для изготовления копчёностей, сырокопчёных колбас, цельномышечных продуктов и даже мясных консервов. Питательная ценность PSE-свинины также невелика, так как большинство её белков труднодоступны для пищеварительных ферментов человека.

Однако размах проблемы стресс-синдрома у свиней слишком велик, чтобы вовсе отказаться от проблемы заготовки свинины с признаками PSE. В пищевой промышленности найдено несколько способов хоть как-то сгладить её низкое качество. При подозрении на PSE парное мясо незамедлительно обрабатывают хлористым натрием. Широко практикуется применение соевых изолятов и фосфатов и выдержка мяса в рассоле с добавкой плазмы крови. На многих мясоперерабатывающих предприятиях PSE-свинину попросту подмешивают к нормальному мясу или даже к мясу повышенной сортности. Иногда мясо с признаками PSE, не мудрствуя лукаво, смешивают с DFD-говядиной, которую получают при убое телят, страдавших от хронического стресса. Однако реакция крупного рогатого скота на стресс несколько иная, поэтому мясо стрессированных телят прямо противоположно мясу PSE по главным органолептическим показателям: оно тёмное, жёсткое, сухое и волокнистое.

Но как бы то ни было, переработка PSE-свинины требует дополнительных затрат труда, времени и материальных средств. Поэтому представляется важным бороться не со следствием, а с причиной данного явления.

Производители свинины ведут непримиримую борьбу со стрессом, проявляя чудеса изобретательности. Кто-то организовывает свиньям интенсивный моцион с хорошим пастбищем, кто-то ставит им Моцарта, а кто-то развешивает в станках игрушки для свиней. Под давлением Гринписа и прочих экологических движений ЕС пересматривает технологические нормы содержания свиней, постепенно снижая плотность посадки откормочников и племпоголовья в станках свинокомплексов. Всё большее распространение получают автоматические системы регулирования микроклимата, с помощью которых животное получает возможность самостоятельно задавать наиболее желательные параметры температуры и влажности, равно как и изменять их при первой необходимости. Непрестанно совершенствуются технологии перевозки и убоя свиней. Чтобы полностью исключить предубойный испуг, на многих усовершенствованных бойнях свиней уже не оглушают и не закалывают, отдавая предпочтение веселящему газу или высоковольтному разряду.

Нередко свиноводы обращаются к транквилизаторам и адаптогенам. Транквилизаторы подавляют реактивность организма и сглаживает последствия стресса, задерживая проведение нервного импульса. В свиноводстве стараются применять низкотоксичные транквилизаторы: мепазин, пропазин, этаперазин, трифтазин, стреснил, галоперидол, мултуан, спарин, диазенам, пацитран, оксазан, триоксазан, гидроксизин, резерпин, азаперон.

Адаптогены на реактивность организма не влияют. Их действие основано на повышении устойчивости организма к воздействию неблагоприятных факторов. Чаще всего свиноводы используют фенибут, кватерин, фумаровую кислоту, янтарнокислый натрий и настой элеутерококка колючего. Стоит отметить, что препараты элеутерококка к тому же улучшают количество и качество спермы у хряков и способствуют повышению уровня глюкозы и жиров в мышцах, улучшая тем самым качество свинины. Большое значение в профилактике стрессов имеют антиоксидантные системы, представленные витаминами А, С, Е, РР, В1 и некоторыми микроэлементами. – магний, цинк, селен.

Но как ни странно, PSS-синдром наиболее распространён в странах с высокоразвитым свиноводства и интенсивными технологиями производства свинины. Согласно статистике, около 20% свинины ЕС имеет признаки PSE. Разгадку данного феномена нашли генетики. Как выяснилось, восприимчивость к стрессу – это не что иное, как следствие селекции на мясность. За счёт изменения соотношений частот аллелей в ходе отбора и подбора в генотипической структуре западноевропейских и американских свиней всплыла рецессивная мутация рианодин-рецепторного гена, в результате которой нарушается структура одного из ферментов кальциевого канала и, как следствие, изменяется ход обменных процессов в скелетных мышцах. В то же время эта мутация связана с увеличением доли постного мяса в туше. Эта мутация широко распространена в таких породах, как ландрас, пьетрен, гемпшир и йоркшир. Низкой восприимчивостью к стрессам отличаются крупная белая и честерская порода, в меньшей степени – дюрок.

Длительная односторонняя селекция свиней по постности мяса привела к тому, что ряд высокопродуктивных мясных пород обзавелись серьёзным генетическим грузом в виде повышенной чувствительности к стрессам. Избавиться от генетического груза не так-то просто: ведь гетерозиготных носителей мутации можно выявить только с помощью дорогостоящих генотипических исследований. Для выявления рецессивных гомозигот разработано несколько тестов. Чаще всего на крупных свинокомплексах применяется галотановый тест. Провести его легко: в течении одной минуты на морде свиньи удерживают маску, пропитанную 6% раствором анестезирующего препарата галотан. В результате наблюдается ригидность мышц, которая у рецессивных гомозигот сохраняется более 45 минут. Связь между реакцией на галотан и PSS-синдромом объясняется тем, что оба эти явления вызываются действием одной и той же мутации рианодин-рецепторного гена. Но достать галотан не так-то просто: во-первых, он отнесён к наркотическим препаратам, во-вторых, в его состав входит фторотан – газ, опасный для здоровья и свиней, и обслуживающего персонала. К счастью, опытным свиноводам известны и более доступные методики выявления рецессивных гомозигот. В.А.Лукьянов, доцент кафедры свиноводства РГАУ МСХА им. К.А. Тимирязева и свиновод с двадцатилетним стажем, советует попросту хорошенько прогнать молодняк в течении 20 минут. Возможно, на теле некоторых поросят появятся красноватые пятна. Это и есть предвестники PSS и злокачественной гипертермии.

Но даже если свиноводам удастся избавиться от этой мутации, то это не гарантирует окончательного решения проблемы стресс-синдромов у свиней. По-видимому, рианодин-рецепторный ген обладает повышенной склонностью к полиморфизму. У свиней в нём насчитывается 19 различных мутаций, а у человека и того больше. На данный момент описано 178 мутаций рианодин-рецепторного гена человека, причём многие из них вызывают обменные патологии мышечной ткани, близкие к PSS и злокачественной гипертермии свиней.

В 1995 году исследовательская группа Н.С. Юдина и С.П. Князева обнаружила две новые рецессивные мутации в другом нуклеотиде этого гена, вызывающие стресс-синдромы у свиней. В шестнадцатом интроне выявлено два новых однонуклеотидных полиморфизма, хотя сочетание двух мутаций в соседних локусах в природе встречается очень редко. Это опять-таки свидетельствует о влиянии одностороннего искусственного отбора. Любопытно, что галотановый тест не способен обнаружить гомозигот, рецессивных по новым мутантным аллелям.

К счастью, на одном галотане свет клином не сошёлся. Существуют универсальные пробы, выявляющие стрессочувствительных животных независимо от характера мутации. Свиноводам-практикам хорошо известна проба Торна с использованием АКТГ и качественно схожая с ней адреналиновая проба. На некоторых свинокомплексах применяют этаноловый тест и пробу со скипидаром.

Случай со стресс-синдромами свиней – ещё один красноречивый пример того, как дорого обходится животноводу борьба за сиюминутной прибылью. Желание получить максимальное количество высококачественной постной свинины обернулось колоссальным экономическим ущербом от падежа свиней и ухудшения качества свинины. На данный момент страны Европы и Америки поспешно пересматривают стратегию племенной работы со свиньями. Теперь в числе наиболее желательных селекционных признаков значится не только продуктивность, но и устойчивая психика, крепость конституции и общая резистентность организма свиней. В Германии предпринимаются попытки вести селекцию на усиление роста красной мышечной ткани, менее подверженной PSE в силу низкого содержания гликогена.

Оставить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Яндекс.Метрика